Этикет конфликта

В команде Института Глубинной Демократии есть негласное правило: если кто-то начинает конфликт, он (или она) отвечает за то, чтобы разрешить его в течение 24 часов. Лидерство заключается в смелости проявить скрытый конфликт, одновременно фасилитируя его, чтобы прийти к разрешению, которое бы способствовало росту обеих сторон, а также команды и организации. Время в этом вопросе играет важную роль.

Отношение: конфликты обогащают

Принято считать, что конфликт несет потери для всех. Мы же, напротив, смотрим на конфликт как на возможность приобрести всем вовлеченным сторонам, узнать себя лучше, открыть новые аспекты себя, расширить и обогатить общую систему – семью, команду, сообщество или компанию. Одна из любимых фраз Арнольда Минделла, физика МИТ и юнгианского аналитика, «Результатом войны является не мир, а рост обеих сторон». По сути, конфликт или же напряжение – это возможность для развития.

Через конфликт система познает себя. Так, если в команде один человек напористый и требовательный, а другой предпочитает филонить, и между ними происходит конфликт, второму важно чуть больше «перебрать» качество активного и привнести немного требовательности в свою жизнь. А первому, может быть, важно научиться время от времени расслабляться, доверять работу кому-то еще или не брать все на себя. В этом случае и один, и другой человек смогут проявить те новые и непривычные для себя качества, которые необходимы для развития и движения вперед, – как каждому в работе, так и команде.

Время: имеет большое значение

Почему 24 часа? В течение 48 часов у человека формируется новая идентичность, поскольку человек в каждый момент времени находится в развитии и никогда в статике. И уже через два дня разрешить вопрос будет в несколько раз сложнее. Одно дело, когда есть консенсус в том, чтобы разрешить вопрос через два дня, через месяц или же год. В данном случае, есть взаимодействие и согласие о времени работы над конфликтом, с пониманием, что одной из сторон может понадобиться некоторое время, чтобы разобрать – перед работой над взаимоотношениями. Другое же дело, когда одна из сторон молчит и не выходит на связь. В таком случае, каждая из сторон начинает додумывать ситуацию в своем воображении, и уровень энтропии в отношениях увеличивается.

Молчание: сводит отношения на «нет»

Молчание с одной из сторон в течение суток и более – эскалирует напряжение. По большому счету, сложность заключается не в том, что есть несогласие с двух сторон. Сложность в том, что в отношениях – ступор, и нет движения или же потока, который может привести к решениям. К этой мысли можно приложить стихотворение одного из терапевтов процессуальной работы в мире, Лукаса Холера из Швейцарии:

You may hate us more,
You may love us more.
Both are great.
Just relate!

Поэтому, если хочется сохранить отношения, понять свою позицию и перспективу другого, вырасти и приобрести что-то ценное, столкнуться с конфликтом – неизбежно. Правда, иногда перед этим может понадобиться время поработать с собой индивидуально или с коучем, чтобы лучше понять свою сторону или прояснить позицию другого. В противном случае, если молчать и ничего не делать, отношения сойдут на «нет». Разве что это является целью одной из сторон, осознанно или неосознанно, тогда, и правда, можно ничего не делать. Для окончания отношений стратегия «ничегонеделания» самая подходящая.

Если же целью является сохранить и углубить отношения – даже, если одна из сторон не готова сейчас говорить в силу разных причин, критичным может стать любой ответ, который бы дал понять, что человек получил сообщение, и ему или ей понадобится какое-то время, чтобы ответить. Взять на себя ответственность прояснить – уже само по себе может облегчить конфликт или же деэскалировать его.

Другая сторона: важна для разрешения конфликта

Редко, когда человек осознанно считает себя агрессивным и благодарен другому за мирное существование. Скорее, мы считаем себя дружелюбными, а других – конфликтными. Другой виноват скорее, чем мы. Что дает нам некое право при столкновении с напряжениями, отходить назад или же игнорировать другого. Но таким образом, к сожалению, вопрос не решается. Молчание или же «самоудаление» одной из сторон не позволяет другой стороне взаимодействовать и завершить диалог. Как будто бы на другой стороне — пусто, и не к кому обратиться. Опять-таки, сложность не в разногласии, а в том, что нет столкновения (или неумения с этим взаимодействовать) и развития отношений.

Именно поэтому многие исторические конфликты «ходят по кругу» и не могут разрешиться. Кто-то уже давно умер и не может держать ответ. Другие же, живущие сейчас, вроде как ни при чем. Новые поколения одной и другой сторон – не несут прямой ответственности. Но любой человек может взять на себя ответственность и «занять» место другой стороны, чтобы дать шанс разрешиться конфликту. Так, на Открытом Форуме в Берлине в 2016 году, один из участников (по национальности немецкий еврей), сказал, что ему плохо, потому что все годы он не может сказать убийцам его семьи о своей боли и прямо обвинить их. В ответ на это встала одна молодая немка и сказала, что она является частью этой нации и готова его услышать. Что само по себе уже было решением этой ситуации для обеих сторон и, в какой-то степени, для страны в целом.

Лидер: им может стать каждый

Так, взять на себя ответственность – замечать малейшие напряжения, вовремя прояснять или поднимать их, видеть в конфликте потенциал для всех, иметь смелость ответить на вызов, занять свою позицию и пытаться понять другую сторону – даже иногда лучше, чем та сторона понимает себя, фасилитировать напряжение ­– вопрос лидерского порядка. Принять решение поступить так – независимо от того, какую должность занимает человек в организации – лидирующую или подчиненную, может каждый.

Источник: Strategic Business Review, январь 2017.

Связи vs Отношения: в чем разница?

%d1%81%d0%b2%d1%8f%d0%b7%d0%b8-%d0%be%d1%82%d0%bd%d0%be%d1%88%d0%bd%d0%b8%d1%8f

Приехав зимой на гору Драгобрат, мы остановились на одной базе. В первый же день вечером на кухне, где мы с мужем ужинали, к нам подсел хозяин и предложил отведать свою наливку. Мне показалось, что в мое пространство вторглись без разрешения, да и мы не просили. Но, раз уж тут так заведено, я решила понаблюдать, что же будет дальше. А дальше было то, что на следующий день нас попросили переехать в другой номер, поскольку неожиданно
приехали новые клиенты, которые не помещаются в свободную комнату, поэтому им надо поселиться именно в нашу. Получилось так, что вместо того, чтобы идти на гору и кататься в один из выкроенных трех свободных дней, нам пришлось собирать и переносить вещи не тогда, когда нам это было бы удобно, а в указанное нам время. Все это, казалось, хозяина мало интересовало. Мы как клиенты в одно мгновение стали ему не интересны, ведь появились новые, которые заплатят. А старые — никуда не денутся.

Сиюминутная выгода — все, долгосрочные отношения — ничто. Мы приняли решение больше не приезжать на эту базу. Контакт и, главное, интерес были утеряны, хоть наливка и была дегустирована в первый же день. Не знаю, кто этому хозяину подсказал, что надо инвестировать в отношения с клиентами. Но, как оказалось, выпить и установить связь — это еще не значит выстроить отношения. Первое — все меньше работает, а на втором — держится мир.

Над отношениями важно работать, причем — ежедневно. Когда-то мой учитель Макс Шупбах, основатель международного лидерского исследовательского центра и Института Глубинной Демократии, сказал: «Если хочешь с кем-то прекратить отношения, можешь ничего не делать. Они сами автоматически сойдут на нет. Но, если тебе отношения важны, над ними важно работать».

Выстраивать отношения нас не учат ни в школе, ни в университете, и мы часто действуем инстинктивно. А так как наливка уже не работает, предлагаю вашему вниманию несколько рекомендаций, которые помогут выстраивать отношения, переносить напряжение и конфликты. Эти рекомендации основаны на научном походе к процессуальной работе, который разработал физик из МИТ и юнгианский психоаналитик Арнольд Минделл в 1980-х годах — на стыке современной физики, психологии и антропологии.

Читать далее в статье журнала Strategic Business Review, #3 (PDF).

Кризис — толчок для роста

crisis

Принято считать: кризис нужно преодолеть, сложности — обойти, вызовы — побороть. От раздражителей, по-возможности, следует избавиться, конфликты замять, головную боль убрать при помощи таблетки, а подавленное настроение срочно исправить. Большинство людей применяют такой «аллопатический» подход,
и для некоторых он работает. Жизнь — борьба, и для встречи с одной или более из вышеперечисленных неприятностей мы вооружаемся морально и физически, надевая броню и становясь более сильными, чтобы противостоять врагу и выиграть эту битву.

ПРЕОБРАЗУЮЩИЙ КРИЗИС
Ведь кризисы в большей или меньшей степени — ужасны и невыносимы. Кризис 25-х, 30-х, 40-х, 50-х и других лет, кризис подростковый, кризис профессиональный, финансовый кризис, кризис отношений в семье или бизнесе, кризис середины проекта или же «пожар», публичное оскорбление, депрессия, обесценивание, унижение или насилие, конфликт между друзьями, война и многое другое. В этом нет ничего позитивного, и мы естественным образом сопротивляемся происходящему. Хотя, интересный факт: через некоторое время, оглядываясь назад, мы часто можем увидеть, как такие события изменили или преобразили человека, повернули жизненный путь, открыли потенциал или новые его грани. Парадоксально, но даже в самых ужасных обстоятельствах временная перспектива и личная отстраненность (а иногда и человеческая способность помнить только хорошее) позволяют найти ценное в минувшем кризисе или же в сложной ситуации.

Неочевидно с первого взгляда, но со временем можно заметить, что в самом кризисе заложен ресурс и толчок для роста. Так происходит
развитие. Как будто кризис хочет привнести какие-то изменения в нашу жизнь. Конечно, в момент происходящего, когда мы дезориентированы, мы не знаем, какие именно. И, опасаясь самого страшного, мы сопротивляемся и говорим изменениям «нет».

Потому что больно и невыносимо. Но, чем дольше мы пытаемся бороться с кризисом, вернув статус-кво, обычную нам идентичность и состояние, тем больше мы теряем сил. Потому что движемся против Природы. Жизнь, как река, у которой могут быть как пороги, так и разливы. Оба состояния важны для движения реки. Они не хороши и не плохи; плохими их делает наше обычное и линейное сознание. Не позволяя реке разливаться, сопротивляясь природному течению, мы «гребем» посередине. И вверх уже не поплывем, поскольку человеку не под силу повернуть реку вспять. И вниз — нельзя, потому что много неопределенного и неизвестного впереди. К тому же, обычный ум, который считает, что будет еще хуже, усугубляет ситуацию. От этого состояния «посередине» и происходит истощение или выгорание — профессиональное или же личностное. Но стоит окончательно выбиться из сил, как жизнь (или проект, или, если хотите, Вселенная) удивительным образом начинает поворачиваться и показывать путь, тем самым открывая невиданные возможности и обновляя нас.

По сути, говоря кризису «да» (открываясь ему, замечая и исследуя его), мы получаем возможность осознать, какие изменения он может принести, и интегрировать в жизнь его «послания» уже сегодня, не дожидаясь, пока он развернется в полную силу. Так, за пугающим и неизвестным может открыться что-то очень ценное для человека, которое даже невозможно было представить ранее.

Читать далее в статье журнала Strategic Business Reivew, #2 (PDF).

Призраки истории, и как с ними жить

Я сразу же хочу извиниться перед читателем, что поднимаю тему трагической истории политических репрессий и расстрелов, которая коснулась почти каждую семью в 1937 году. Я осознаю, что встречаться с историей — тяжело, невыносимо больно, практически невозможно. Я понимаю, что не всегда для этого есть место, силы и правильное время. Поэтому, я пишу, а вы уже, по своему усмотрению, решите, когда лучше об это прочитать. Может, не сейчас.

В связи с открытием доступа к архивам в СБУ, несколько дней тому моей маме удалось поднять и прочитать «дело» моего прадедушки Макара, который был репрессирован 31 декабря в 1937 году в г. Конотоп. Среди документов — приказ из Москвы уничтожить сотрудников московско-киевской железной дороги. Это догадки, но, видимо, было не выгодно, чтобы кто-то владел информацией о перевозках оружия, зерна и другого великой страны. Сохранилось письмо прадедушки о зверствах, которые он пережил, фотография с его потупленным взглядом от безысходности, письма родных на имена Сталина и Берии с просьбой пересмотреть дело, потому что это было недоразумение. Прадедушка не выжил 15 лет ссылки, и был посмертно реабилитирован. По папиной линии — прадедушку и прабабушку расстреляла советская власть в том же 37-м. К сожалению, доступа к этим архивам пока нет, поскольку они каким-то образом в России. Все это я пишу сжато, фактически, даже, может показаться, без чувств. Но это не так. Во-первых, я не хочу перегружать читателя личными деталями, но в то же время дать некую информацию. Во-вторых, чувств так много, что такой стиль позволяет немного собрать себя «докупи».

Опуская личную историю и боль от ожившей истории семьи, я хочу написать о том, с чем я лично столкнулась в момент встречи с архивами родного прадедушки (мне еще предстоит подержать оригинальные документы в руках). Возможно, для тех, кто исследует свои страницы истории рода, мой небольшой, но осознанный опыт прожитых последних нескольких дней в чем-то поддержит или натолкнет на мысль.

Первое. Встреча с трагической историей — не для всех, и не в любое время. К этому важно подготовиться — морально, душевно и даже физически. Иногда тяжесть истории настолько огромная, как и невозможность что-то либо изменить сейчас одному человеку, что без подготовки принять эту информацию очень сложно. Помню, как в музее Яд Вашем в Иерусалиме после 3-го зала я выбежала на улицу, и уже не смогла вернуться. Сильно большой груз ложится на плечи потомков, с которым не всегда понятно, что делать. Подсознательно есть сопротивление встретиться с историей. Именно поэтому, во время Мировой Работы в 2013 году в Польше, Арнольд Минделл, один из ведущих события, заранее извинился перед всеми 400+ участниками, что затрагивается тема Второй Мировой Войны. Она непростая, чтобы работать с ней, и требует больших усилий со стороны каждого человека. Поэтому, если вы слушатель истории — обрушившаяся информация на основу и без того непростой жизни, полной забот и проблем, может вызвать сопротивление. А если вы — рассказчик, очень важно предупредить, о чем пойдет речь, чтобы другая сторона настроилась и была к этому готова. Без внимания к этому — мы нехотя повторяем историю, поскольку становимся «репрессирующими», продвигая свою тему или же считая, что каждый должен об этом знать прямо сейчас, без должной чувствительности к другому человеку и настройки. Хотя, признаться, я за то, чтобы мы встречались лицом к лицу с историей. Без признания и принятия — мы точно также повторяем историю. Она будет хотеть завершиться — то есть, быть услышанной.

Второе. Диалог с призраками истории сложно завершить, поскольку нет никого на другой стороне, с кем можно поговорить. Все, кто подписывал и выполнял указ, издевался, вся кучка карликов во главе со Сталиным — это призраки истории. Этих людей нет в живых. Так, открывая историю, возникает внутренний диалог с этими призраками. Вопрошая со всей злостью и другими сильными эмоциями «По какому праву они это сделали?», разговор остается незаконченным. Что делать в таком случае? Во-первых, если вам рассказывают историю, вы можете заметить, что странно, но как будто вы косвенно «попадаете» в роль того, с кого спрашивают. Но вы же — не они, те, кто совершал все это. В какой-то степени, да. Во-вторых, этот вопрос мы невольно можем ставить всем, кто находится у власти сегодня. Но они как бы тоже не совсем имеют отношение к тому, что было десятки лет тому. Я написала «в какой-то степени» и «как бы тоже не совсем» — потому, что я и каждый человек у власти может взять ответственность, чтобы ответить за деяния прошлого. Но как? На последнем лидерском интенсиве в Испании в ходе Открытого Форума, одна из участниц начала говорить о режиме Франко и о гражданской войне, о страданиях людей и, в частности, трагедии ее семьи. Конечно, Франко среди аудитории не было. Но был фасилитатор Макс Шупбах. Будучи швейцарцем, он встал и признался, что он тоже частично поддерживал режим Франко — поскольку Швейцария снабжала в то время Испанскую власть оружием и тем самым, как и некоторые другие демократические государства, зарабатывала на этой войне. Макс признавал свое причастие к швейцарцам, к тому, что так поддерживал Франко, и он искренне извинился перед женщиной. Женщина заплакала — это был трогательный момент — как будто, совершился диалог с другой стороной. Точно так же, одна часть меня может извиняться за все те зверства, который были совершены другой части меня же. Я точно также могу брать на себя ответственность отвечать за деяния предков. Даже, если в моем роду — три нации, и в разные исторические периоды — одна была сопричастна к уничтожению другой (пусть даже непрямо). Вот такое непростое это осознание.

Третье. Кто-то должен взять на себя ответственность, увидеть и признать весь ужас происходящего — тогда, сегодня, в будущем. У каждой семьи — своя история, своя боль. Сильные эмоции скрыты за резкими высказываниями и нетерпением к другой стороне. Без признания этой боли и трагедии каждого, все это будет идти по новому кругу. Но достаточно одного осознающего человека, чтобы менять ход истории. Так, в 1970 году канцлер западной Германии Вилли Брандт стал на колени перед памятником Героям гетто в Варшаве. После чего уже какое поколение немцев, которые не жили во времена войны, раскаиваются перед миром.

Признать и взять на себя ответственность за происходящее — чуть ли не единственное, что может способствовать окончанию войны — о своем исследовании в горячих точках делится Арлин Аудергон в книге «The War Hotel«. Не забыть, а именно признать и отдать должное — всем, кто имел дело к этому (как пишет Таня Молярчук в своей колонке на DW, у украинцев тоже есть немало злодеяний, что тоже необходимо признавать).

И это не только касательно истории, а и любого насилия, войны в том числе. Со стороны агрессора есть тенденция не заметить, скрыть, упустить, умолчать, проигнорировать происходящее. Этому есть объяснение — людям или группам людей с более высоким рангом сложнее признавать свои привилегии (иногда привилегия заключается в том, чтобы иметь возможность не говорить о войне, поскольку она происходит не на своей территории). Усугублением насилия является — непринятие или же неспособность видеть боль другой стороны, признавать и извиняться за причиненное.

Четвертое. Программа благодетели «все в прошлом, надо всех и все простить» не работает. Частая реакция сторонних людей-слушателей может быть — призыв к тому, чтобы забыть, простить, принять. В какой-то степени и для кого-то эта стратегия может работать. Но она не единственная. Что делать, если забыть не получается, да и принятие тоже не работает (сколько ни пробовали)? Тот, кто «насаждает» мир там, где есть большая боль и сильные эмоции — разжигает войну — тем, что не признает и сам не принимает боль одной из сторон. Хорошо советовать другим, сложнее — самому следовать этим же советам. Мир — это органичное состояние, которое следует после признания трагедии, после того, как кто-то берет на себя ответственность за произошедшее и извиняется перед другой стороной.

Вот такие несколько пунктов, которые мне пришлось самой испытать, хотя, уверена, есть многие другие неупомянутые еще моменты. Буду благодарна за мысли и дополнения. Кажется, сейчас важное время — встречаться с историей и пытаться ее выразить, проявить, чтобы мы, все-таки, творили новую историю, а не оставались в заложниках ее призраков.

P.S. нашла прекрасную статью гречанки, Лили Вассилоу, про путешествие в Маутхаузен, некогда концентрационный лагерь — вместе с Эми и Арни Минделлами. Это путешествие в страшную историю Второй Мировой Войны. Там также есть 2 упражнения на внутреннюю работу, очень советую прочитать.

Искусство давать обратную связь

Есть некая тенденция — быть хорошим, легким, непринужденным, не нервничать. Keep calm and carry on! То есть — фактически, делать вид, что все хорошо, все идет по плану, и все очень даже ОК — несмотря ни на что.

TheeBlog-KeepCalmCarryOn
Картинка из интернета (кликнете на нее, чтобы перейти на источник).

В какой-то степени это, конечно, крутой навык — следовать потоку жизни и радоваться любым непредсказуемым поворотам «реки», находя творческие решения. И правда — есть ситуации, на которые мы не можем влиять. Мы можем с ними только встретиться. Чем гибче мы и готовы расстаться со своей привычной идентичностью или статус-кво, открывая вместе с тем новые грани в себе, тем менее болезненно происходят изменения, и мы — больше в гармонии с собой и миром.

Но, как говорит Арнольд Минделл, последователь юнгианской психологии и основатель научной парадигмы процессуальной работы: «Гармония — это замечательное состояние, но оно не такое сильное, как осознание». Тем более, что никакое состояние, как и гармония или просветление — не постоянны. Пока мы живы — мы постоянно в развитии, и на смену одному состоянию приходит другое. Более того, без дисгармонии сложно и практически невозможно познать гармонию; эти полярности — часть единого и нужны друг другу.

Бывают ситуации, особенно в отношениях в семье или же на работе, когда нутром чувствуешь, что-то идет не так, что-то не нравится или же не устраивает, но начинаешь находить тысячу объяснений, почему не стоит даже поднимать этот вопрос: я могу ошибаться, в таком случае я подорву доверие; я продолжаю быть легким и непринужденным, «keeping calm»; если я скажу, что думаю, мы не сможем вместе работать или же мы расстанемся; и потом: у другой стороны может быть сложная ситуация, она/он на самом деле — добрый, порядочный, ответственный и так далее, только день сегодня совсем неудачный.

Правда, бывает разный контекст, и важно выбрать правильное для этого время. Но в целом, предпочитая умалчивать свои субъективные и тем самым, вероятно, ошибочные предположения и делать вид, что все отлично, мы закладываем «бомбу» или же начинам растить «монстра» в себе. Он будет ждать, ждать, ждать до последнего — пока терпение не окончится или же наконец-то догадки не проявятся на видимом уровне. В тот момент, когда монстр получит объективное (читай, очевидное для обоих сторон) право выйти наружу, вероятность большой ссоры, разрыва отношений, подавленного состояния или само-бичевания за такое неожиданное и резкое поведение со своей стороны, будет, к сожалению, высока.

Таким образом, не давая обратную связь вовремя — парадоксально, но мы закладываем еще бОльший конфликт и полностью дезориентируем другую сторону, которая может подумать, что «все же отлично!».

Недавно был случай с заселением в отеле в одной из стран бывшего СНГ. Так сложилось, что один из администраторов отеля по телефону договорился об оплате по безналу, и что при заселении будет выписан счет, который можно будет оплатить пост-фактум. Прийдя на рецепцию, обнаружилось, что оплачивать можно только наличными. После долгих выяснений нашлось какое-то решение и нас попросили посидеть в баре немного подождать. Сидели мы полтора часа. Несколько раз я порывалась пойти и пояснить свою ситуацию, спросить, можно ли заселиться, оставив залог, или же бросить вещи и пойти в супермаркет. На тот момент, после семинара у меня была порядочная усталость, хотелось купить что-то перекусить, пройтись немного по воздуху и лечь спать, так как на следующий день  — рано вылет. Но, я сдерживала себя, поскольку не я договаривалась, и я понимала, что это не совсем моя территория.

Мы покорно ждали, хотя между собой мы едва себя сдерживали от негодования, я переключилась на книгу, время от времени задыхаясь от сигаретного дыма. Без нашей обратной связи девушки на рецепции спокойно закончили свой процесс и заселение состоялось. Все было позади, и я попросила приготовить завтрак на 5 утра. Мне сказали: все сделают, чтобы я не переживала. На следующий день в 5 часов утра внизу все было темно, и, казалось, завтрак никто не собирался готовить. Когда я спросила, где же завтрак, мне сказали: «надо подождать 20-25 минут». Тут я поняла, что на мне же и сказался недостаток обратной связи вчера. Поскольку я была уже одна, я сказала, что очень жаль, мы вчера ждали полтора часа, в то время, как были жутко уставшими, и, к тому же, это нарушило все мои планы, сегодня же через 10 минут мне ехать в аэропорт, мне не подходит, и завтрак мне уже не нужен, поскольку доехать домой куда важнее. Так, через 5 минут омлет был готов, я быстро перекусила и вовремя уехала.

В который раз я вновь убедилась в том, насколько же важно давать четкую обратную связь вовремя — пока свою мысль или чувство можно передать дружелюбно, без особых эмоций. Иначе, не сделав это, могут быть последствия — еще более непредсказуемые. И так не только с отелем, но и с коллегами, друзьями, родными.

Уметь давать обратную связь, осознавая себя и понимая другую сторону, — это непросто и требует определенных навыков. Но это стоит того, потому что может сохранить душевное состояние, отношения и, возможно, общий проект. Все начинается с того, чтобы прислушиваться и не игнорировать свое внутреннее состояние, а потом попытаться словить и максимально точно (я бы даже сказала филигранно) дать обратную связь, после чего — услышать ответ. Конечно, можно тысячу раз ошибиться, но даже в таком случае, сделав это искренне и ради отношений, они могут еще больше укрепиться.

P.S. до этого момента не знала, что фраза Keep Calm and Carry On! была частью информационной кампании британского правительства и распространялась в 1939 году в преддверии второй мировой войны. Заставляет задуматься: конечно, тогда уже вряд ли можно было остановить войну и главное было — не поддаться панике. Но, все-таки, в единичных случаях, думаю, не стоит сдерживать свои эмоции, а давать им выход в момент их появления. Дабы избежать войны… Люблю эту фразу Арнольда Минделла «Начните конфликт, чтобы остановить войну».

Кривое зеркало дружбы, командной работы и отношений

На одном из семинаров Макс Шупбах, со-основатель процессуальной работы и подхода глубинной демократии, который работает по всему миру, рассказал об одной интересной культурной особенности в Кении: человек усиленно работает — до тех пор, пока не найдет работу. Как только работа найдена, можно позволить себе расслабиться и отдохнуть. Главное уже сделано!

У нас в Украине я замечаю схожую тенденцию в плоскости отношений: сначала мы добиваемся дружбы, а потом, добившись, — позволяем себе расслабиться. Точно так же с замужеством или женитьбой. Друг (или же муж/жена) после установления отношений становится данностью, можно им или ей распоряжаться, как захочется, за него или ее принимать решения, знать наперед мысли и даже желания, просить обо всем, свои просьбы сводить к одному слову (зачем долго объяснять). Ведь это же друг! Друг — поймет и все простит.

Точно так же в бизнес мире в отношениях между коллегами, особенно в деловой переписке: в начале знакомства письмам уделяется должное внимание, выстраиваются предложения, включается чувственный аспект. И, очень часто, с какого-то времени, когда контакт установлен, все сводится к формальностям, к одному предложению. Зачем тратить время на объяснения? Команда — разумная, она все поймет и так. Нет времени для лишнего, есть задача — двигаться вперед, есть дедлайн.

Пока в один момент что-то неосязаемое не даст двигаться вперед и не прийдет осознание: что-то тут не так, я не чувствую друга или коллегу в команде, а он/она — меня, мне нет места тут, что-то надломилось и вообще: где человечность в бизнесе? А были ли отношения? Похоже на ситуацию с шоколадом на производстве: при стратегии уменьшения затрат, когда процент какао-масла уменьшается понемногу, сначала не чувствуешь разницу, но так, с n-нной итерацией понимаешь, что это уже и не шоколад вовсе. А было ли там какао-масло вообще?

Так, мне кажется, у нас культурная особенность в следующем: снижая свои временные и душевные затраты на отношения, мы фокусируемся на делах и сроках и верим, что отношения сами по себе будут развиваться, и вкладывать в них нет надобности. Не от этого ли подхода в какой-то момент все сводится к понятию «связи», искаженной форме отношений в Украине, в которой действует логика: если есть контакт — можно пробить. Потому что — друг, коллега, знакомый и так далее. Некоторые называют этот подход «совковым» и, боясь вернуться «туда», игнорируют силу отношений, предпочитая в какой-то момент искренность сменить на формальность, чувственность и эмоции — на пару кратких слов. Даже без лишних реверансов и «спасибо». И без имени в начале письма. Зачем? Так проще и быстрее.

Откуда вот эта боязнь в нашем обществе: пусть сначала завершит свою работу, а потом пригласим на кофе, чтобы ближе познакомиться и подружиться. То есть: если друг, то можно сделать работу в пол-силы? Или же вообще схалтурить? Ведь друг — поймет и все простит… Ни от этого ли отношения так сложно работать вместе с друзьями?

В этом большая разница между украинской культурой и западной. Там есть понимание: мир построен на отношениях, ибо за всеми процессами — отношения между людьми или группами людей (или же отсутствие таковых). Не связи все решают, а отношения и чувственность, которая за этим стоит. Поэтому, когда отношения только начинаются — вместо того, чтобы расслабиться, необходимо наоборот — больше внимания и усилий — как душевных, так и временных, чтобы выстраивать их далее. Ведь отношения — основа всего.

Инвестировать в отношения — затратно. Но не инвестировать и сэкономить на них — еще более затратно — можно потерять дружбу, команду или же близкие отношения. В один прекрасный миг. Разве что расстаться не является целью — тогда можно действительно полностью расслабиться и ничего не делать вообще. Как правило, отношения сами сойдут на нет.

А если отношения важны — над ними стоит поработать. Возможно, это только у меня так в жизни: без привнесения чувств — как личная жизнь, так и работа — становятся безвкусными, как шоколад без какао-масла.

Тема границ — не только ответственность армии, но и каждого

Каждый раз, когда мы попадаем на каток в Киеве или едем на лыжи на Драгобрат, появляется страх: сейчас сметут, наедут или заденут. Интересно, что таких мыслей не возникало в Закапанах в Польше или же в штате Мейн в Америке, катаясь на лыжах и коньках там. Всегда есть доля риска, но есть какое-то необъяснимое внутреннее спокойствие, что в меня тупо не врежутся. Хотя, надо сказать, что за последние пару лет ситуация в Украине изменилась: то ли мы более внимательно начали относиться к границам своим и другого, то ли появляется общность и личная ответственность каждого за целое, то ли, к сожалению, последствия войны и опыт отстаивания своей территории влияют и меняют отношение к вопросу границ. Изменения есть, что радует, ибо есть тенденция.

Тем не менее, в общении тема границ проявляется особо остро. Свобода выражать свое мнение (после долгого молчания и подчинения во времена советской власти в течение десятков лет и по привычке — пару десятков лет после) бьет все запреты и правила из разряда «моя свобода оканчивается там, где начинается свобода другого человека.» Рубить сплеча, отвергать мнение другого, отстаивая правоту собственную, осуждать прошлое и нивелировать предыдущие достижения, разрушать ранее созданное, опровергать человека, кто выступал/был до этого — общепринятая норма поведения у нас в обществе. Часто проявляется позиция «я знаю, как надо», что не оставляет место для других знаний или перспектив. К тому же, у нас негласно заведено: новый лидер приходит, рушит старое и строит новое. Такой паттерн. Не только в политике, но и в современных компаниях. И это тоже про свои границы и границы другого — человека ли или эпохи. А также про командное взаимодействие.

Нарушая границы друг друга, мы возлагаем ответственность решить вопрос границ и защиты суверенитета своей территории на армию. Хотя, мне кажется, это ответственность каждого: как чтить границы другого, так и отстаивать свои границы в отношениях друг с другом, а не ждать того момента, когда может быть слишком поздно и придется прибегать к насилию.

Недавно я работала с группой учителей в Мариуполе в рамках проекта «От энергии разрушения — к энергии созидания», и одной из тем было создание безопасного пространства в школе, где каждый человек включен в процесс, где каждый чувствует себя «дома». Была очень интересная и живая группа. В какой-то момент, исследуя одну из групп детей-лидеров, один человек высказал свое мнение о том, кто такой лидер. И тут же другой человек резко выразился по поводу несогласия с этим мнением. По сути, этот другой человек имеет право быть не согласным, имеет право на другое мнение. В равной степени, как и первый человек. Но то, КАК это было сказано, заставило меня, как фасилитатора, приостановить общение, чтобы мы вместе как группа осознали — именно в этот момент границы были нарушены и мнение одного неосознанно, нехотя, не по злому умыслу было вытеснено.

К сожалению, мы не идеальны, и нарушать границы — иногда так же важно, как и соблюдать их. Для нашего роста — в том случае, если в следующий момент мы можем это осознать, в результате, признать, чтобы наладить отношения. Иначе, без этого шага, может появиться насилие, физическое или же психологическое, которое важно будет прежде всего остановить. Иногда — словом, а иногда, к сожалению, и военным оружием.