Тема границ — не только ответственность армии, но и каждого

Каждый раз, когда мы попадаем на каток в Киеве или едем на лыжи на Драгобрат, появляется страх: сейчас сметут, наедут или заденут. Интересно, что таких мыслей не возникало в Закапанах в Польше или же в штате Мейн в Америке, катаясь на лыжах и коньках там. Всегда есть доля риска, но есть какое-то необъяснимое внутреннее спокойствие, что в меня тупо не врежутся. Хотя, надо сказать, что за последние пару лет ситуация в Украине изменилась: то ли мы более внимательно начали относиться к границам своим и другого, то ли появляется общность и личная ответственность каждого за целое, то ли, к сожалению, последствия войны и опыт отстаивания своей территории влияют и меняют отношение к вопросу границ. Изменения есть, что радует, ибо есть тенденция.

Тем не менее, в общении тема границ проявляется особо остро. Свобода выражать свое мнение (после долгого молчания и подчинения во времена советской власти в течение десятков лет и по привычке — пару десятков лет после) бьет все запреты и правила из разряда «моя свобода оканчивается там, где начинается свобода другого человека.» Рубить сплеча, отвергать мнение другого, отстаивая правоту собственную, осуждать прошлое и нивелировать предыдущие достижения, разрушать ранее созданное, опровергать человека, кто выступал/был до этого — общепринятая норма поведения у нас в обществе. Часто проявляется позиция «я знаю, как надо», что не оставляет место для других знаний или перспектив. К тому же, у нас негласно заведено: новый лидер приходит, рушит старое и строит новое. Такой паттерн. Не только в политике, но и в современных компаниях. И это тоже про свои границы и границы другого — человека ли или эпохи. А также про командное взаимодействие.

Нарушая границы друг друга, мы возлагаем ответственность решить вопрос границ и защиты суверенитета своей территории на армию. Хотя, мне кажется, это ответственность каждого: как чтить границы другого, так и отстаивать свои границы в отношениях друг с другом, а не ждать того момента, когда может быть слишком поздно и придется прибегать к насилию.

Недавно я работала с группой учителей в Мариуполе в рамках проекта «От энергии разрушения — к энергии созидания», и одной из тем было создание безопасного пространства в школе, где каждый человек включен в процесс, где каждый чувствует себя «дома». Была очень интересная и живая группа. В какой-то момент, исследуя одну из групп детей-лидеров, один человек высказал свое мнение о том, кто такой лидер. И тут же другой человек резко выразился по поводу несогласия с этим мнением. По сути, этот другой человек имеет право быть не согласным, имеет право на другое мнение. В равной степени, как и первый человек. Но то, КАК это было сказано, заставило меня, как фасилитатора, приостановить общение, чтобы мы вместе как группа осознали — именно в этот момент границы были нарушены и мнение одного неосознанно, нехотя, не по злому умыслу было вытеснено.

К сожалению, мы не идеальны, и нарушать границы — иногда так же важно, как и соблюдать их. Для нашего роста — в том случае, если в следующий момент мы можем это осознать, в результате, признать, чтобы наладить отношения. Иначе, без этого шага, может появиться насилие, физическое или же психологическое, которое важно будет прежде всего остановить. Иногда — словом, а иногда, к сожалению, и военным оружием.

Реклама

Исследуя эволюцию лидерства

Когда-то во времена работы в одной компании, после долгих тестирований и оценок пару психологов мне вынесли вердикт: мне никогда не быть лидером. Так и сказали. Что не увязывалось с моим представлением о лидерстве и не соотносилось с моими внутренними знаниями о себе.

С тех пор я осторожно отношусь к тем психологам и разного рода тестам, которые рассматривают человека в фиксированный момент времени в определенном контексте, а выносят вердикт — о целостной личности да еще и на всю жизнь. Вот так — с одного маху.

Конечно, тесты могут давать полезную информацию в данный момент времени на подумать или принять/опровергнуть, но они часто не учитывают такие переменные, как время, культурный или организационный контекст, заложенная жизненная сила человека.

Мы никогда не можем до конца знать, как потенциал человека проявит себя. Это тайна. Как и погода на улице — известный факт, что никакие прогнозы погоды не актуальны более, чем на 2-3 дня. Мы вряд ли сможем предсказать повороты судьбы человека и зависящие от этого внутренние или внешние факторы. Например, говоря о внешних возможностях, в Нью-Йорке клиент в кафе будет уважительно относиться к официанту — понимая, что завтра этот официант станет директором сети ресторанов по всему городу. Но это Америка; в Европе все иначе, не говоря об Украине. Разные контексты.

Так вот: когда человек, выше рангом по должности, дает «объективную» оценку, но в то же время унижает, сложно возразить. Это я уже сейчас понимаю, зная немного больше о рангах и привилегиях. Но без этих знаний начинаешь копаться в себе, не знаешь, что делать с возникшим конфликтом, как найти аргументы в защиту своей точке зрения (которая, скорее, так четко еще не сформирована, но как раз эта ситуация дает к этому толчок), как увидеть ограниченность не только одной стороны, но у и другой. 

Ведь редко когда людям в компании или команде/сообществе скажут: извини, парень, ты хороший малый и приносишь много ценного, но вот твои взгляды — прогрессивны и весьма футуристичны, ты оторвался вперед лет так на 5-10, а компания не готова принять тебя таким, какой ты есть, поскольку это повлечет за собой радикальные изменения, а мы не готовы. Ну и прибыль завязана на старых моделях. Прости.

Иронией судьбы, в поисках ответов на свои вопросы я попала в международную школу исследования лидерства, Институт Глубинной Демократии, и со временем стала ее директором в Украине. Я встретила учителей, лидерская модель которых меня вдохновляет — чем дальше, тем больше (одна из книг по теме «Лидер как мастер единоборств»). И как оказалось, лидерство как сфера — постоянно эволюционирует.

Мир меняется. Многие лидерские модели, которые ранее работали, устаревают. Как и некоторые знания в разных сферах. Именно поэтому, кажется, важно исследовать новые подходы и модели, а также осознавать: если бы я была призвана вести армию в миллион людей и делать вид, что я знаю весь путь от А до Я, я бы, вероятно, родилась на одно или два столетия раньше. Не то, что не могу, мне даже этот стиль лидерства не интересен. Да и в мире VUCA он теряет свою актуальность.

Предположу, что с каждым новым поколением будут рождаться “другие” лидеры, которых будут “мерять” относительно старых моделей (как будто есть установленные кем-то единые нормы), но не относительно измененного контекста и духа времени. Ведь так проще. Поэтому, стоит быть к этому готовым, особенно молодым поколениям, чтобы ничто не сбило с пути исследовать свой уникальный стиль лидерства и привносить его в жизнь, тем самым прямо или косвенно влияя на ситуацию и мир вокруг, который все время меняется.

Признано считать, что лидером не каждый рождается или становится. Но ведь каждый человек идет по своему пути, выстраивает отношения с миром, ведет свою жизнь, семью, команду, проект, клиента, сообщество, или страну, международную компанию или стартап. Для меня человек, который идет по своему Пути или решил быть более осознанным время от времени, взял на себя ответственность разрешить насущный конфликт, искренне понять другого и услышать альтернативное мнение, уже является лидером. 

Кроме того, говоря о лидерстве: я еще ни разу в жизни не встречала слабых людей. Ни разу! Есть люди, у которых какие-то стороны — более проявлены в данный момент времени или же в конкретной ситуации, а какие-то — менее, но которые со временем и в определенном контексте удивительным и непредсказуемым образом разворачиваются.

Бывает, никто, даже сам человек, не знает о траектории своего пути — до того момента, пока не начнет двигаться по нему и замечать происходящие изменения. Так выглядит тайна жизни, красота и мудрость природы человека.

Быть лидером на сегодняшний день (как мне видится) — в какой-то степени это знать, уважать, замечать, изучать, осознавать, следовать природе и непредсказуемым процессам жизни человека, команды, бизнеса, организации, сообщества и нашей Вселенной.

А как будет в будущем — интересно изучать эту тему и дальше.

Как выжить в мире ИНКА

Мы живем в мире VUCA (volatile, unpredictable, complex, ambivalent) или ИНКА, в мире быстро Изменчивом, Непредсказуемом, Комплексном, Амбивалентном. Маленькое событие может изменить ход истории целого региона. Казалось бы, крохотное действие может повлечь за собой непредсказуемые последствия для всего мира. Мы не можем планировать больше, чем на 2-3 месяца вперед. Хотя бы дожить до конца месяца. Пятилетние и даже трехлетние планы — как-то не работают. Придерживаться чего-то одного — как единого правильного мнения, направления или решения — невозможно, поскольку ВСЕ — являются правдивыми аспектами целостной картинки. Как учесть и то и другое и третье — одновременно?!

refugees
Беженцы. Автор: сирийский художник.

Кажется, мир всегда во все времена был таким. Только за последнее 2-3 года как-то сильно сжалось время и пространство. Все происходит невероятно быстро, на запросы приходят ответы — даже, если мы можем быть не всегда к этому готовы.

Дежавю. Такое ощущение мира у меня было несколько лет тому в Израиле. Загадывая что-то, я буквально наблюдала, как все тут же начинает происходить — и должна сказать, не всегда радостно, поскольку я была не готова или же моя привычная идентичность сопротивлялась изменениям, что было весьма болезненно. В какой-то момент я начала бояться своих мыслей)) Искривление времени и пространства мира было ощутимо, как никогда ранее — так, что я могла протянуть руку — и практически тут же похлопать ею по своему плечу. Если бы не Эйнштейн и его понятие об изгибающейся Вселенной, сложно было бы объяснить происходящее и остаться в здравом рассудке.

Долгое время я думала, что это особое качество пространства в Израиле, и что оно как-то связано с происходящим там конфликтом. Малое пространство и сжатое время не позволяют услышать разные стороны и ужиться вместе. Но после Майдана, после напряженных конфликтов по всему миру, которые особо вспыхнули за последние пару лет, я поняла, что вместе с духовным аспектом могут еще действовать теория поля и смена ролей «сегодня — Израиль, завтра — весь мир». Сегодня — там, завтра — тут. И сегодня уже практически все, за исключением некоторых стран (но стоит подождать еще несколько месяцев), живут в таком мире, в мире ИНКА. Мы не успеваем переварить поступающую к нам информацию. То, что ранее мы воспринимали как линейные процессы, понятные и предсказуемые из года в год, сегодня мы воспринимаем как невероятный хаос. Хотя в нем и заложена все так же четкая структура. Только не хватает времени и пространства, а, может, и новых навыков разобраться с этим.

Можно сетовать на мир, как он непредсказуемым образом разворачивается перед нами, и огорчаться. Я точно не знаю, но, мне кажется, этот способ плохо влияет на здоровье и экологию, так как выбрасывает неудовлетворенность в атмосферу и создает еще большую энтропию, а с тем и уменьшает доступную энергию для жизни и работы. Можно пробовать привносить осознание и находить смысл в происходящем — для своего движения дальше. Тут сжатость времени и пространства может стать большой возможностью и принести ощутимые результаты — быстрее, чем мы думаем.

Спросите, какой смысл в войне? Какой смысл в отключенной электроэнергии в Крыму? Я не оправдываю ни одно ни другое. Более того — я хочу, чтобы этого никогда не происходило, и чтобы мы «шли на войну» и «отключали электроэнергию» друг другу и изолировали себя от другого, чтобы начинать слышать свой голос в информационной какофонии, и признавали свои действия или бездействия и извинялись или признавались в любви — до того, как начнут падать бомбы. Поднимали и разрешали межличностные конфликты. Говорили прямо и открыто друг другу, не соглашались, не воспринимали, во внутренней работе с собой «выстреливали» свои эмоции, злость или негодование прямым попаданием в цель, пытались понять — себя и другого.

А пока что — происходит иначе. И, каким-то удивительным образом, происходящее пробуждает меня — вновь и вновь, через боль и горечь (уверена, что есть другие и лучшие способы пробуждения!). Так, кроме всего прочего, я начала изучать историю Донбасса (спасибо культурному проекту IZOLYATSIA), историю Центральной и Западной Украины. Благодаря Открытым Форумам и групповым процессам в рамках «Саммита будущего Украины» я больше начала понимать, а также замечать, как в одно время — человек исключает историю другого, а во времена изменений — происходит все в точности наоборот. Включается то, что было исключено, НО вытесняется или умалчивается история и, по сути, ценности, а, может, и жизнь другого.

Иногда я понимаю, почему так происходит: это может быть обусловленно личной историей каждой семьи и рода. В попытке восстановить справедливость, маятник истории резко качается в другую сторону. И, тем не менее, понимая это, мне очень больно, когда сегодня на Западной Украине исключается восточное мышление (а оно есть и имеет свою историю и свое право на существование), а на Востоке — полное непринятие 2/3 другой Украины. Все ничего, но это — прямой путь к еще одной войне, а потом — еще одной. Так, возможно, через 200-300-400 или 500 лет, линейным способом пробуждения, включения и исключения то одной то другой стороны истории, нам, человечеству, наверное, удастся постепенно понять и учесть ВСЕ стороны.

Но мы-то живем уже в другом мире. И стоит ли так долго ждать? Тем более, что время и пространство — так сжато именно сейчас. И будет ли еще такая возможность? И можно ли прожить эти 200-300-400 или 500 лет сегодня — тем, что начать изучать друг друга, попытаться понять себя, «сжечь свои дрова» и пробовать включать и признавать — все, что было и все, что происходит сегодня? Я начну с себя. А там посмотрим.

P.S. К понятию «сжигать свои дрова» я часто прибегаю, когда понимаю — что еще не готова слышать другую сторону по разным причинам. Это внутренняя работа с собой. Об этом я прочитала в VIII главе в книге Арнольда Минделла «Сидя в огне».  Как пишет Минделл: «Я узнал это выражение от одной израильтянки, которая, наслушавшись, как ее соотечественники долго бичевали друг друга, а также немцев на открытом собрании в Тель-Авиве, сказала, что они ведут себя с такой резкостью, потому что не сожгли свои дрова. По ее словам, до тех пор, пока они этого не сделают, их способность разрешать разногласия будет весьма ограниченной. В ее метафоре имелся в виду бесполезный груз дров — потенциальное топливо гнева. Люди не осознают, что это топливо способно преобразить гнев и высвободить эмоции.»

Как выйти из роли «украинской жертвы»

Когда случилось крушение российского самолета в Египте, я отреагировала остро: это трагедия и жизни людей. И уже совсем не важно — с какой стороны. И кто как не мы, украинцы, зная, что такое боль на протяжении столетий, особенно во времена войны, можем понять и проявить человечность. Именно сейчас.

Но была и другая сторона, не понимающая, как можно нести цветы под здание российского посольства, где заседали молотовы и риббентропы, и как можно сожалеть, когда наши ребята гибнут на войне, которая идет между двумя государствами на востоке Украины. Сегодня мы — жертвы, а завтра — уже помогаем агрессору.

Только сейчас начинаю понимать, что и та и другая сторона, будучи противоположными, — необходимы и несут важные послания для движения вперед. Первая сторона, сочувствующая, мне близка. Я люблю эту черту характера нас, украинцев, которая умеет сопереживать, чувствует боль другого и разделяет ее — как бы ни было тяжело. Это потрясающая черта, доступна не каждому, — наверное, только тем, кто встречался с болью и знает, как это — быть с ней наедине, без какой-либо поддержки. Раненная душа что-то знает, понимает и помогает — вне времени, политики и границ.

Вторая сторона, на первый взгляд, безжалостная, но в сути — оберегает от потенциальных рисков и призывает к осознанности. Каким-то парадоксальным образом эта сторона защищает первую от слепого сочувствия, которое может навредить. Как себе, так и другому. Сочувствие может быть и поддержкой. Но сочувствие в стиле жалости (я сильно утрирую, пытаясь выразить эту роль) «Бедненькие, вы не справляетесь, мы вам поможем… и только благодаря нам вы сможете выжить или состояться как государство» — ставит другую сторону в роль ниже, в роль жертвы, патологизирует ее и ослабляет. При всех видимых благих намерениях тут слышится высокомерие, надменность и некие двойные стандарты, поскольку часто умалчиваются истинные причины или интересы в основе такого отношения. «Наконец-то, и вы узнаете, что такое боль, и мы хоть на долю секунды поймем друг друга!»

Такое отношение к Украине как к жертве было долгое время со стороны разных государств в разные столетия. Причем, в какой-то момент, кажется, украинская нация уже сама глубоко поверила, сожалея себя и свою историческую жертвенность, что она не справится, не сможет ничего путного сделать на этой земле. И таким образом одновременно стала жертвой и внутренним жестким агрессором по отношению к себе. Агрессором — потому что безжалостно жалела себя. Оксюморон. Конечно, не без борьбы единиц против режимов — со стороны пассионариев — поэтов, писателей, режиссеров, композиторов! Но времена меняются… и сегодня уже каждому из нас приходится раскрывать в себе свою силу, сталкиваться с вызовами времени, брать свою жизнь (страну, реформы, изменения, и так далее) в свои руки и выходить из роли жертвы.

Если первая сторона — больше про чувства, то вторая — про разум. Но ни одна ни другая сторона сама по себе не абсолютна. Они обе дополняют друг друга и дают понимание: как важно чувствовать, быть живыми и оставаться собой (не забывая об этом и не перечеркивая эту черту), и в то же время — как важно осознавать и удерживать себя от приступов жалости. Не только по отношению к соседнему государству, но и по отношению к внутренним процессам в стране. Мы склонны быстро прощать, забывать, понимать. Но, чрезмерно впадая в эту роль, мы отходим от своего видения и целей — например, как бы сложно ни было внедрять реформы в стране (можно пожалеть, что это наследие советской политической системы, и ничего тут уже не поделаешь), но их важно внедрять и требовать это от себя и других (несмотря ни на что). Сочувствовать и одновременно доверять врожденной силе другой стороны (кого-либо: себя, ребенка, правительства или же соседнего государства) справится с вызовами и найти свой путь — это ли не поддержка?!

На Саммите будущего Украины с участниками, учителями Максом и Эллен Шупбах и студентами в Киеве и Одессе мы много говорили о ролях жертвы и агрессора в истории нашей страны и мира. И как легко сегодня быть жертвой, а завтра стать агрессором, и наоборот. Если посмотреть на историю: эти роли быстро меняются. Мы говорили об исторической жертвенности Украины, и о том, как важно видеть разные ее аспекты. Украина — жертва, но мы не замечаем, что не только Россия и Америка использует Украину в своих интересах, но и Украина использует Россию и Америку в своих интересах. Сегодня Украина становится более сильной и проходит непростой этап определения себя. Россия, которая вчера была агрессором, сегодня проходит этап изоляции: мир повернулся против. В какой-то степени, я сочувствую и понимаю, что это сложный период, и я готова поддержать, потому что сама знаю, как это. С другой стороны, я вижу, что каждая страна проходит необходимый этап развития, и что мы, каждый по-своему, со временем обязательно с этим справимся.

Поддерживая, но не преуменьшая потенциал другой стороны, помня о ролях жертвы и агрессора, не забывая о своем первоначальном видении и цели, мы можем вырасти и двигаться вперед — по краю роста, но не во вред себе и другим. Вред — не проявить сочуствие, вред — также патологизировать другую сторону.

Мастерство строить отношения и решать конфликты

За тем, что происходит, — невидимые процессы человека и отношений между людьми. Во все времена какая бы ни была «плохая», но каждая сторона конфликта движима чем-то сущностным, вневременным. Например, за войной — может быть желание быть признанным или заполучить власть, обрести свою силу или защитить свое право на жизнь, за терроризмом — желание меньшинств восстановить справедливость и достойное отношение к себе со стороны мейнстрима. Война, конфликт, терроризм — это двери в то, что происходит за кадром, на фоне.

Очень часто, в поисках решений, мы остаемся «на пороге» этих дверей и не затрагиваем уровень отношений, настроений, эмоций, атмосферы между людьми, аргументируя это тем, что на это нет времени. Парадоксально, но не работая с этим уровнем (см. картинку) и тем самым вытесняя его, решения, которые мы создаем, — работают на какое-то время, но они в большинстве случаев не долгосрочны. Более того: история показывает, что такие решения порождают новые проблемы, поскольку не затрагивают суть вопросов.

people-processes

«Ни один договор о перемирии не продлится долго, если мы не уделяем внимание постоянному процессу отношений между двумя сторонами» — говорит Арнольд Минделл в недавнем видео-интервью.

Казалось бы, абстрактные понятия отношений, настроений и атмосферы. Но они очень конкретны — особенно в момент, когда они стопорят процессы и нет движения дальше (flow или потока) — в семье или же в бизнесе, в команде или социуме. Только что с этим делать?

Во-первых, придать значимость этому невидимому уровню реальности. В процессуальной работе, которая рассматривает не один уровень реальности — это уровень возникающей реальности и сущностный или сновидческий уровень. Во-вторых, важно учиться работать с этим неизвестным уровнем, что находится «за дверью», поскольку это хард-наука, а не софт-скиллз. Если человек умеет с детства общаться и находить общий язык, это еще ничего не значит. При первой встречи с «врагом» — эта склонность куда-то исчезает. В-третьих, без постоянной практики не обойтись. Тут поучиться стоит у лучших в мире. Конечно, подход «мы сами знаем» — может для кого-то и сработать, но поучиться у мастеров с большим опытом будет нелишним. От плохих привычек сложнее отучиваться. Это равносильно надписи в тренажерном зале: тренировка без тренера — деньги на ветер. Хорошо, если потеря только в деньгах. Хуже — в случае с людьми, если это дружба, жизнь, здоровье или что-то еще. В-четвертых, хорошо бы обладать достаточным любопытством и даже смелостью, чтобы, подобно Алисе, заметить кролика с часами и прыгнуть за ним в нору. В-пятых, необходимо иметь пространство для практики и для постоянного обучения с учителями, чтобы разрешать вопросы, которые волнуют человека и общество.

Именно в этом (вышеперечисленном) я вижу силу и значимость Саммита будущего Украины, который организовываю с Институтом Глубинной Демократии 20-30 октября 2015 года в Одессе и в Киеве. Там можно будет поучиться фасилитации и работе с «невидимым уровнем» происходящих процессов, тесно пообщаться с лидерами разных сфер и с тренерами — Максом и Эллен Шупбах, попрактиковать вести диалог — там, где он невозможен, чтобы разрешать вопросы, которые больше всего волнуют нас в Украине, чтобы двигаться и реализовывать свои мечты, идеи и проекты.

Когда, как не сейчас?! The time is now.

Фасилитатор способен остановить время

Фильм «Париж, Техас» Вима Вендерса — тронул своей человечной историей. 10 лет он и она живут порознь. В какой-то момент они расстались. Как и при каких обстоятельствах? Непонятно. У них ребенок, который живет с сестрой мужа. Что-то случилось: трагедия, которая разбросала ее, его и ребенка. Фильм разворачивает эту историю, которая трогает до слез. Он возвращает ребенка маме и остается один. Обязательно посмотрите этот фильм. Он жизненный. Про то, что некоторые процессы необратимы, и с течением времени нельзя восстановить счастливую ситуацию — даже, если многое прояснилось и обе стороны узнали, что же на самом деле произошло, кто что думал и чем был движим.

Сопереживая фильму, я, как фасилитатор, думала про себя: да, так очень часто происходит в жизни. Но если бы только можно было провести 2 коучинг сессии, то он и она смогли бы прожить эти 10 лет иначе. Не то, чтобы вместе (этого нельзя гарантировать, поскольку жизнь — тайна), но точно — более осознанно, а с тем и более счастливо — даже, если порознь.

На мой взгляд фасилитация процессов — это следование неизбежно происходящему и привнесение осознания о том, что происходит. У человека есть потрясающая способность осознавать и, тем самым, снижать уровень энтропии. Энропия — простым языком, это засоренность воздуха, информационные заторы, которые оставляют меньше доступной энергии для работы.

Принято говорить, что со временем — все равно — развеется. Так устроена природа и эволюция. Станет более ясно; информация «уляжется». Интересно то, что если мы привнесем осознание в момент, пока все непонятно, мы чуть-чуть «ускорим» время. И нам не прийдется ждать год, два или десять. Так, благодаря 1) способности осознавать и 2) фасилитации, которая помогает привнести осознание, у нас есть потрясающая возможность «коллапсировать» или сжимать время.

Изменить ход истории — невозможно. Но усилить и даже немного «стать» этими изменениями — возможно, и, надо сказать, такой подход дает намного больше энергии человеку жить и сталкиваться с вызовами в самые сложные времена. Вместо того, чтобы быть жертвой силой происходящего. Такой вот шаманский подход.

Ниже — иллюстрация этого большого, на мой взгляд, преимущества, которое способно привнести фасилитация в жизнь человека, группы, команды или организации.

time-collapsing

P.S. важная сноска: из опыта это работает при условиях первоклассной фасилитации; для этого необходим тренинг и большая практика. А также многое зависит от личности фасилитатора. Все — как в сфере медицины в 18-м столетии. Много докторов, но те, кто понимают и чувствуют организм целостно — единицы.

Конфликт нельзя избежать, с ним проще встретиться

«Я всегда стараюсь избегать конфликтов» — общепринятая фраза, которая в обществе в 99.9% случаях характеризует человека как положительного и конструктивного. Мы знаем, что если любишь, то не стоит поднимать острые темы. Если хочешь сохранить хорошие отношения, то лучше не упоминать о неудобствах и своих реакциях. Добро и любовь. Мир и спокойствие. Так сложилось, что отношение в стиле «замять», «упустить», «замолчать», «не делать замечание», «перетерпеть», «быть выше конфликта» — принятая норма приличия со знаком «+».

Парадоксально, но именно эта общепринятая норма часто губит отношения,  заложенный потенциал взаимодействия друг с другом, личностного развития и эволюции общества. Поправка: не в конкретный момент, а с течением времени. Время — важное измерение.

То, что в конфликте заложен огромный потенциал для роста — индивидуального и совместного; то, что конфликт является естественной процессом эволюции и сигналом к тому, что нужны перемены; то, что любой! конфликт! можно! разрешить! — особенно, если поднять и пройти его на самых ранних стадиях — такую надежду и практическое применение дает парадигма процессуальной работы и подход глубинной демократии.

Всячески сопротивляться конфликту, ни в коем случае не идти на конфликт, стоять за мир — удивительно, но именно конфликтуя с конфликтом, мы подогреваем войну на заднем плане.

Позиция вытеснения конфликта или же сильных эмоций (несогласия, противоречия, инакомыслия) уводит его в бекстейдж, откуда неожиданно (хотя, признаться, давно ожидаемо с закрытыми глазами и неверием до последнего) возникает насилие, терроризм, война, нечеловеческая сила. Бабах! Нечто большее, на что уже нельзя не обратить внимание. Просто невозможно. В этот момент остается только одно — идти и разрешать все неразрешенные ранее вопросы. Всеми возможными способами. На всех уровнях — национальном, профессиональном, личном. Время спада, но одновременно и подъема. Поднимаются темы, вопросы, эмоции, переживания, которые хотели быть давно выражены и интегрированы в жизнь.

«И что, стало лучше? Еще больший хаос, война, все те же люди в правительстве!» — слышу я и искренне пытаюсь понять эту точку зрения, которая одна из многочисленных в Украине сегодня. Лично я не хочу войны, вижу ее несостоятельность в разрешении конфликтов. И я понимаю боль этого голоса: за многолетнюю историю человечества ни одна революция, ни один переворот не принесли тех перемен, которые все/многие ожидали. Одни чиновники сменялись другими, на места талантливых людей или людей с опытом приходили неподготовленные, бездарные, неумелые. Не всегда, но есть случаи. Страх цикличности истории. Страх потерь того, что за годы наработали и создали, страх несоздания ничего дельного на месте разрушения, страх — опять пойти по новому — одному и тому же кругу, не вырулив на другой уровень — я это понимаю. Но я не понимаю борьбу против происходящих изменений. Пусть и хаотичных. Это естественно и, более того, неизбежно. Чем раньше и осознанней — тем с меньшими потерями и менее болезненно.

Хаос, как пишет Арнольд Минделл, основатель процессуальной работы в 1980-х годах, это неспособность воспринять и проработать в один момент большое кол-во приходящей информации. На одной из своих лекций Макс Шупбах, основатель мирового лидерского Института Глубинной Демократии, заметил, что «то, что кажется хаотичным в данный момент времени, на самом деле, имеет под собой четкую математическую структуру; то, что кажется странным, на самом деле имеет значение и, если хотите, являются ведущей силой за происходящими изменениями».

Мы усиленно держимся за «статус-кво», не замечая, что таким образом удерживаем развитие в то время, как изменения уже происходят. Сопротивляться им — значит, идти против природы и терять свои силы. Понять, осознать, уловить скрытый смысл и даже немного опередить изменения, привнося их — то, что может стать альтернативой и помочь создать новую историю будущего.

Для этого важен тренинг и, прежде всего, отношение к конфликтам, которые являются естественной частью процессов развития Вселенной, о чем можно прочитать в статье про работу в сложных группах: «Мы ищем выход из наших проблем и мечтаем о бесконфликтном, гармоничном мире, а не полагаем, что напряженности, волнения и беспорядки являются важной частью мировых самоорганизующих тенденций».

К сожалению для многих и к счастью для развития человечества — избежать конфликт нельзя. Можно его запрятать и тем самым усилить, довести до такого масштаба, что при столкновении справиться с ним будет в тысячу раз труднее — на многие годы. Встречаться с конфликтом сразу, при первом сигнале, или же ждать этого момента, когда он лавиной обрушится на нашу жизнь — осознанный выбор каждого.