Как выйти из роли «украинской жертвы»

Когда случилось крушение российского самолета в Египте, я отреагировала остро: это трагедия и жизни людей. И уже совсем не важно — с какой стороны. И кто как не мы, украинцы, зная, что такое боль на протяжении столетий, особенно во времена войны, можем понять и проявить человечность. Именно сейчас.

Но была и другая сторона, не понимающая, как можно нести цветы под здание российского посольства, где заседали молотовы и риббентропы, и как можно сожалеть, когда наши ребята гибнут на войне, которая идет между двумя государствами на востоке Украины. Сегодня мы — жертвы, а завтра — уже помогаем агрессору.

Только сейчас начинаю понимать, что и та и другая сторона, будучи противоположными, — необходимы и несут важные послания для движения вперед. Первая сторона, сочувствующая, мне близка. Я люблю эту черту характера нас, украинцев, которая умеет сопереживать, чувствует боль другого и разделяет ее — как бы ни было тяжело. Это потрясающая черта, доступна не каждому, — наверное, только тем, кто встречался с болью и знает, как это — быть с ней наедине, без какой-либо поддержки. Раненная душа что-то знает, понимает и помогает — вне времени, политики и границ.

Вторая сторона, на первый взгляд, безжалостная, но в сути — оберегает от потенциальных рисков и призывает к осознанности. Каким-то парадоксальным образом эта сторона защищает первую от слепого сочувствия, которое может навредить. Как себе, так и другому. Сочувствие может быть и поддержкой. Но сочувствие в стиле жалости (я сильно утрирую, пытаясь выразить эту роль) «Бедненькие, вы не справляетесь, мы вам поможем… и только благодаря нам вы сможете выжить или состояться как государство» — ставит другую сторону в роль ниже, в роль жертвы, патологизирует ее и ослабляет. При всех видимых благих намерениях тут слышится высокомерие, надменность и некие двойные стандарты, поскольку часто умалчиваются истинные причины или интересы в основе такого отношения. «Наконец-то, и вы узнаете, что такое боль, и мы хоть на долю секунды поймем друг друга!»

Такое отношение к Украине как к жертве было долгое время со стороны разных государств в разные столетия. Причем, в какой-то момент, кажется, украинская нация уже сама глубоко поверила, сожалея себя и свою историческую жертвенность, что она не справится, не сможет ничего путного сделать на этой земле. И таким образом одновременно стала жертвой и внутренним жестким агрессором по отношению к себе. Агрессором — потому что безжалостно жалела себя. Оксюморон. Конечно, не без борьбы единиц против режимов — со стороны пассионариев — поэтов, писателей, режиссеров, композиторов! Но времена меняются… и сегодня уже каждому из нас приходится раскрывать в себе свою силу, сталкиваться с вызовами времени, брать свою жизнь (страну, реформы, изменения, и так далее) в свои руки и выходить из роли жертвы.

Если первая сторона — больше про чувства, то вторая — про разум. Но ни одна ни другая сторона сама по себе не абсолютна. Они обе дополняют друг друга и дают понимание: как важно чувствовать, быть живыми и оставаться собой (не забывая об этом и не перечеркивая эту черту), и в то же время — как важно осознавать и удерживать себя от приступов жалости. Не только по отношению к соседнему государству, но и по отношению к внутренним процессам в стране. Мы склонны быстро прощать, забывать, понимать. Но, чрезмерно впадая в эту роль, мы отходим от своего видения и целей — например, как бы сложно ни было внедрять реформы в стране (можно пожалеть, что это наследие советской политической системы, и ничего тут уже не поделаешь), но их важно внедрять и требовать это от себя и других (несмотря ни на что). Сочувствовать и одновременно доверять врожденной силе другой стороны (кого-либо: себя, ребенка, правительства или же соседнего государства) справится с вызовами и найти свой путь — это ли не поддержка?!

На Саммите будущего Украины с участниками, учителями Максом и Эллен Шупбах и студентами в Киеве и Одессе мы много говорили о ролях жертвы и агрессора в истории нашей страны и мира. И как легко сегодня быть жертвой, а завтра стать агрессором, и наоборот. Если посмотреть на историю: эти роли быстро меняются. Мы говорили об исторической жертвенности Украины, и о том, как важно видеть разные ее аспекты. Украина — жертва, но мы не замечаем, что не только Россия и Америка использует Украину в своих интересах, но и Украина использует Россию и Америку в своих интересах. Сегодня Украина становится более сильной и проходит непростой этап определения себя. Россия, которая вчера была агрессором, сегодня проходит этап изоляции: мир повернулся против. В какой-то степени, я сочувствую и понимаю, что это сложный период, и я готова поддержать, потому что сама знаю, как это. С другой стороны, я вижу, что каждая страна проходит необходимый этап развития, и что мы, каждый по-своему, со временем обязательно с этим справимся.

Поддерживая, но не преуменьшая потенциал другой стороны, помня о ролях жертвы и агрессора, не забывая о своем первоначальном видении и цели, мы можем вырасти и двигаться вперед — по краю роста, но не во вред себе и другим. Вред — не проявить сочуствие, вред — также патологизировать другую сторону.

Реклама

Мастерство строить отношения и решать конфликты

За тем, что происходит, — невидимые процессы человека и отношений между людьми. Во все времена какая бы ни была «плохая», но каждая сторона конфликта движима чем-то сущностным, вневременным. Например, за войной — может быть желание быть признанным или заполучить власть, обрести свою силу или защитить свое право на жизнь, за терроризмом — желание меньшинств восстановить справедливость и достойное отношение к себе со стороны мейнстрима. Война, конфликт, терроризм — это двери в то, что происходит за кадром, на фоне.

Очень часто, в поисках решений, мы остаемся «на пороге» этих дверей и не затрагиваем уровень отношений, настроений, эмоций, атмосферы между людьми, аргументируя это тем, что на это нет времени. Парадоксально, но не работая с этим уровнем (см. картинку) и тем самым вытесняя его, решения, которые мы создаем, — работают на какое-то время, но они в большинстве случаев не долгосрочны. Более того: история показывает, что такие решения порождают новые проблемы, поскольку не затрагивают суть вопросов.

people-processes

«Ни один договор о перемирии не продлится долго, если мы не уделяем внимание постоянному процессу отношений между двумя сторонами» — говорит Арнольд Минделл в недавнем видео-интервью.

Казалось бы, абстрактные понятия отношений, настроений и атмосферы. Но они очень конкретны — особенно в момент, когда они стопорят процессы и нет движения дальше (flow или потока) — в семье или же в бизнесе, в команде или социуме. Только что с этим делать?

Во-первых, придать значимость этому невидимому уровню реальности. В процессуальной работе, которая рассматривает не один уровень реальности — это уровень возникающей реальности и сущностный или сновидческий уровень. Во-вторых, важно учиться работать с этим неизвестным уровнем, что находится «за дверью», поскольку это хард-наука, а не софт-скиллз. Если человек умеет с детства общаться и находить общий язык, это еще ничего не значит. При первой встречи с «врагом» — эта склонность куда-то исчезает. В-третьих, без постоянной практики не обойтись. Тут поучиться стоит у лучших в мире. Конечно, подход «мы сами знаем» — может для кого-то и сработать, но поучиться у мастеров с большим опытом будет нелишним. От плохих привычек сложнее отучиваться. Это равносильно надписи в тренажерном зале: тренировка без тренера — деньги на ветер. Хорошо, если потеря только в деньгах. Хуже — в случае с людьми, если это дружба, жизнь, здоровье или что-то еще. В-четвертых, хорошо бы обладать достаточным любопытством и даже смелостью, чтобы, подобно Алисе, заметить кролика с часами и прыгнуть за ним в нору. В-пятых, необходимо иметь пространство для практики и для постоянного обучения с учителями, чтобы разрешать вопросы, которые волнуют человека и общество.

Именно в этом (вышеперечисленном) я вижу силу и значимость Саммита будущего Украины, который организовываю с Институтом Глубинной Демократии 20-30 октября 2015 года в Одессе и в Киеве. Там можно будет поучиться фасилитации и работе с «невидимым уровнем» происходящих процессов, тесно пообщаться с лидерами разных сфер и с тренерами — Максом и Эллен Шупбах, попрактиковать вести диалог — там, где он невозможен, чтобы разрешать вопросы, которые больше всего волнуют нас в Украине, чтобы двигаться и реализовывать свои мечты, идеи и проекты.

Когда, как не сейчас?! The time is now.

Конфликт нельзя избежать, с ним проще встретиться

«Я всегда стараюсь избегать конфликтов» — общепринятая фраза, которая в обществе в 99.9% случаях характеризует человека как положительного и конструктивного. Мы знаем, что если любишь, то не стоит поднимать острые темы. Если хочешь сохранить хорошие отношения, то лучше не упоминать о неудобствах и своих реакциях. Добро и любовь. Мир и спокойствие. Так сложилось, что отношение в стиле «замять», «упустить», «замолчать», «не делать замечание», «перетерпеть», «быть выше конфликта» — принятая норма приличия со знаком «+».

Парадоксально, но именно эта общепринятая норма часто губит отношения,  заложенный потенциал взаимодействия друг с другом, личностного развития и эволюции общества. Поправка: не в конкретный момент, а с течением времени. Время — важное измерение.

То, что в конфликте заложен огромный потенциал для роста — индивидуального и совместного; то, что конфликт является естественной процессом эволюции и сигналом к тому, что нужны перемены; то, что любой! конфликт! можно! разрешить! — особенно, если поднять и пройти его на самых ранних стадиях — такую надежду и практическое применение дает парадигма процессуальной работы и подход глубинной демократии.

Всячески сопротивляться конфликту, ни в коем случае не идти на конфликт, стоять за мир — удивительно, но именно конфликтуя с конфликтом, мы подогреваем войну на заднем плане.

Позиция вытеснения конфликта или же сильных эмоций (несогласия, противоречия, инакомыслия) уводит его в бекстейдж, откуда неожиданно (хотя, признаться, давно ожидаемо с закрытыми глазами и неверием до последнего) возникает насилие, терроризм, война, нечеловеческая сила. Бабах! Нечто большее, на что уже нельзя не обратить внимание. Просто невозможно. В этот момент остается только одно — идти и разрешать все неразрешенные ранее вопросы. Всеми возможными способами. На всех уровнях — национальном, профессиональном, личном. Время спада, но одновременно и подъема. Поднимаются темы, вопросы, эмоции, переживания, которые хотели быть давно выражены и интегрированы в жизнь.

«И что, стало лучше? Еще больший хаос, война, все те же люди в правительстве!» — слышу я и искренне пытаюсь понять эту точку зрения, которая одна из многочисленных в Украине сегодня. Лично я не хочу войны, вижу ее несостоятельность в разрешении конфликтов. И я понимаю боль этого голоса: за многолетнюю историю человечества ни одна революция, ни один переворот не принесли тех перемен, которые все/многие ожидали. Одни чиновники сменялись другими, на места талантливых людей или людей с опытом приходили неподготовленные, бездарные, неумелые. Не всегда, но есть случаи. Страх цикличности истории. Страх потерь того, что за годы наработали и создали, страх несоздания ничего дельного на месте разрушения, страх — опять пойти по новому — одному и тому же кругу, не вырулив на другой уровень — я это понимаю. Но я не понимаю борьбу против происходящих изменений. Пусть и хаотичных. Это естественно и, более того, неизбежно. Чем раньше и осознанней — тем с меньшими потерями и менее болезненно.

Хаос, как пишет Арнольд Минделл, основатель процессуальной работы в 1980-х годах, это неспособность воспринять и проработать в один момент большое кол-во приходящей информации. На одной из своих лекций Макс Шупбах, основатель мирового лидерского Института Глубинной Демократии, заметил, что «то, что кажется хаотичным в данный момент времени, на самом деле, имеет под собой четкую математическую структуру; то, что кажется странным, на самом деле имеет значение и, если хотите, являются ведущей силой за происходящими изменениями».

Мы усиленно держимся за «статус-кво», не замечая, что таким образом удерживаем развитие в то время, как изменения уже происходят. Сопротивляться им — значит, идти против природы и терять свои силы. Понять, осознать, уловить скрытый смысл и даже немного опередить изменения, привнося их — то, что может стать альтернативой и помочь создать новую историю будущего.

Для этого важен тренинг и, прежде всего, отношение к конфликтам, которые являются естественной частью процессов развития Вселенной, о чем можно прочитать в статье про работу в сложных группах: «Мы ищем выход из наших проблем и мечтаем о бесконфликтном, гармоничном мире, а не полагаем, что напряженности, волнения и беспорядки являются важной частью мировых самоорганизующих тенденций».

К сожалению для многих и к счастью для развития человечества — избежать конфликт нельзя. Можно его запрятать и тем самым усилить, довести до такого масштаба, что при столкновении справиться с ним будет в тысячу раз труднее — на многие годы. Встречаться с конфликтом сразу, при первом сигнале, или же ждать этого момента, когда он лавиной обрушится на нашу жизнь — осознанный выбор каждого.

Знать свои ранги и привилегии — мощная сила лидера

Есть великие стихии — огонь, вода, воздух, земля, горы, океан, искусство, музыка, душа, сила которых — огромна. Неуважительное отношение к этой силе ведет к конфликту. Горы не подпускают, океан не приветствует, музыка режет слух, душа человека уходит на поиски нового дома. Такое взаимодействие можно наблюдать в мире природы и в мире людей.

На краю земли у океана в СФ
На краю земли у Тихого океана в СФ, 2013

Вот если бы каждый человек видел и считался с силой другого, одновременно осознавая и присваивая свою силу в каждый момент времени, тогда, возможно, конфликты не были бы такими болезненными, воинственными, невыносимыми для здоровья и даже жизни — в семье, в компании, между странами.

Но парадокс состоит в том, что человек склонен недооценивать свою силу и переоценивать силу другого. Со стороны виднее. Удивительным образом мы четко знаем, чего у нас нет, и хорошо понимаем, что есть у другого. Например, одна из больших привилегий человека не страдать, иметь здоровое тело и возможность выбора: говорить о политике или нет, жить в военной зоне или нет. У кого-то этого выбора нет. 

Мы склонны недооценивать то, чем мы владеем, не признавать то, что у нас есть. А вместе с тем открыто не брать ответственность за свои действия или бездействия. В результате чего мы либо недоиспользуем свои привилегии либо же злоупотребляем своим положением. Что во взаимодействии друг с другом в конечном счете приводит к столкновению. Явному конфликту или неявному (сопротивление, игнорирование, подрыв деятельности и так далее). В какой-то момент одна сторона начинает проявляет свою силу и право на жизнь, а другая смотрит свысока и считает это все «бунтом на корабле» (эго, амбиции, терроризм, подрыв деятельности, хунта, бандеровцы и так далее). Одни (наделенные меньшим видимым рангом, например, дети или подчиненные) не присвоили себе силу и только познают ее, другие (владеющие большим рангом, например, родители или босс) — не посчитались с ней, неявно воспользовавшись своими привилегиями.

«Я могу не согласиться с содержанием того, что ты говоришь, потому что у меня больше опыта в этом вопросе, но я хочу поддержать твои идеи и инициативность; мне нравится, что ты проявляешь свое лидерство» — пять лет назад я услышала от своего учителя в Институте Глубинной Демократии.

Редко когда так обращается к тебе босс. Присвоив себе свой ранг руководителя с большим опытом, учитель одновременно поддержал и мое развитие. Я была восхищена этим отношением, за которым чувствовала большое сердце, прогрессивное лидерство и огромную практику строить отношения с людьми. Ведь до этого я часто сталкивалась с тем, что руководители одним махом забивали инициативность подчиненных. В результате чего вторые становились все более пассивными, а первые — все более авторитарными (но руководитель ведь этого не хотел и совсем не ассоциировал себя с тираном, он/она же хотел/а видеть сильных членов команды!!).

Не существует слабых людей, наций, стран. Я не верю в концепцию слабых сторон. Слабые стороны, как и сильные раскрывают дары и уникальную природу человека. Также не существует лучших или худших привилегий человека. Есть все потрясающее разнообразие силы и есть неосознанность своих рангов, своих преимуществ. Легче видеть силу другого. Свою? «А что я, а кто я, я — ничего.» Либо — если уж почувствовать вкус, так можно смести всех на своем пути, не посчитавшись с мнением, а иногда и жизнью другого. Думаю о мировых «сверхдержавах» и, скажем, меньших по размеру или военной/ядерной мощи странах.

Как с этим быть? Как почувствовать эту тонкую грань и правильно использовать свои ранги, не злоупотребляя ими? Много практических и нетривиальных ответов я нашла во время обучения процессуальной работе и подходу глубинной демократии в Deep Democracy Institute, которыми поделилась с друзьями на предыдущей неделе.

Ранг (военный термин, используется в процессуальной работе Арнольдом Минделлом, основателем) это сила, которая у нас есть относительно другого человека в отношениях, семье, в команде, сообществе. Ранги — это привилегии, преимущества. Их можно либо а) достичь/приобрести (через опыт, жизненные ситуации, образование, усилия) либо б) приобрести с рождением (раса, пол, город и страна, социальный класс и так далее). Ранги — разнообразны и непостоянны. Их можно накапливать, достигать, их можно терять, приходя в налоговую, или же неожиданно получать, волею случая или любви, например. Жениться на королеве!

Что мне наиболее импонирует в процессуальной работе — в отличие от общепринятого взгляда и норм на вопросы силы, власти и авторитета?

  1. Многомерность. Часто мы воспринимаем силу только в одной плоскости — социальной. Деньги, машина, должность, статус в обществе. Либо есть — либо нет. Процессуальная работа рассматривает как минимум шесть видов ранга: социальный, психологический, духовный, демократический, структурный, контекстный. И каждый имеет удивительную силу.
      
  2. «Горизонтальная» перспектива. Если мы смотрим на силу человека по вертикали «больше-меньше» либо же «лучше-хуже», то процессуальная работа рассматривает силу по горизонтали «ближе от центра-дальше от центра», где центр — это общепринятые социальные нормы. Принято считать, что человек с машиной — обладает большим социальным рангом, а человек без машины — с меньшим. Но кто сказал, что жизнь без машины — менее интересна или хуже? Ходить босиком по росе в лесу летним утром — для кого-то может оказаться намного большей привилегией. Или же певец в мейнстрим поп-культуре может иметь больше популярности и денег, но музыкант, который дальше от масс, может разрабатывать новые прогрессивные направления. Таким образом, нет высшего или низшего ранга, нет хорошей или плохой силы. Высокие и низкие ранги — это разные пути нахождения своих подарков, и у каждого они — уникальные. Важно их знать. 
  3. Сила + отношения. Одной силы недостаточноВажно понимать, что с этой силой делать и как, имея ту или иную степень власти и влияния, строить отношения с людьми и с миром. Необходим «интеллект силы» (power intelligence) на ровне с другими интеллектами. Осознавать свою силу и знать, что с ней делать, как взаимодействовать с ней вот это уже мастерство. Для этого необходим тренинг и многолетняя практика. Поскольку у нас в большинстве случаев опыт взаимодействия с авторитетом, силой, властью — негативный, как и опыт разрешения конфликтов, мы склонны избегать свою силу и не быть такими же, как те, от которых мы ранее пострадали в той или иной мере. Либо же мы можем неосознанно злоупотреблять положением, как это делали до нас. Удачных моделей поведения людей с большой властью — немного. На ум приходит правитель Индиии Акбар Великий, который принимал поклонение перед ним людей как наделение его большой силы и поддержки в реализации великих планов.   

Как пишет Арнольд Минделл, разница между демократией и глубинной демократией в том, что демократия, как все мы знаем, говорит о силе народа/граждан, с греческого “Demo-Kratie”. Демократия важна: она дает нам равные права, возможность достигать мирных решений. Но поскольку демократия сконцентрирована на «правлении» большинства — то есть на силе большинства — это понятие не всегда включает аспект отношений (умение строить отношения) или же глубинные чувства и мечты сообщества. Именно поэтому демократия часто не работает в ситуациях конфликтов и напряжений между людьми. 

Осознавать свою силу и брать ответственность (иногда хвалить и благодарить, иногда — наоборот) — непростая задачка. Что для этого можно делать?

Первое — это научиться замечать свой ранг, и время от времени спрашивать себя: где у меня большой ранг (поскольку наиболее сложно заметить свой «высокий» ранг по отношению к другому или в определенном контексте)? Ведь часто трения возникают от пренебрежения рангами другого или же от не принятия своих. Проанализировать свой ранг и сориентироваться можно по некоторым сигналам высокого и низкого рангов. Вот некоторые из них:

Сигналы «высокого» ранга

  • сидит, отклонившись на спинку стула, расслабленность, комфорт, вольно
  • вербально выразительный и четок в изложении мысли
  • менее эмоционален, более сбалансирован, немного отстранен
  • сила внутрненнего убеждения и своей правды
  • вытеснение или несогласие с мнением и чувствами другого/партнера, говорит «не принимай близко к сердцу», «ты слишком чувствителен»
  • более рациональный стиль поведения
  • проблемы в отношениях — тенденция думать, что это проблемы другого (другой — идиот, злой, нелогичен и так далее), не может понять «его/ее»
  • тон объективный, немного покровительствующий
  • чувство превосходства, самоуверенности, собственного достоинства, самодовольство
  • чувствует себя свободным — говорить или молчать
  • тенденция инициировать или вести общение

Сигналы «низкого» ранга

  • подстраивающийся под происходящее, ощущение гражданина «2го класса»
  • чувствующий немного затуманенным себя, неспособный думать
  • самосомнение, самобичевание, низкая самооценка, ощущение вторичности
  • адаптивное поведение, показывающий, что соглашается или должен согласить (кивает головой), тенденция говорить «да», но с двойными сигналами (смотреть вниз, сжимать руки, напряжение, подтягивание губ)
  • следить за другими глазами
  • приподнимать другого человека, делать комплименты
  • сигналы страха (пот, лихорадка или знобит, неспособность смотреть в глаза)
  • паранойя и ощущение, что «я ненормальный»
  • тенденция быть эмоциональным, расстроенным, злым, быть непонятым, ощущение безнадежности
  • практиковать, что сказать — перед тем, как говорить кому-то
  • телесные сигналы волнения
  • чувство мести
  • сложность постоять за себя или быть в центре событий/на сцене
  • ощущение, что «мной пренебрегли», меня не заметили, упустили из виду
  • ощущение, что «мое мнение не столь важное», и «никто не думает так, как я»

В любой непонятной ситуации — самое первое — это заметить, что происходит (свои ощущения, сигналы, поведение другой стороны). А потом уже будет легче — проявить свою силу, помочь присвоить силу другого либо же поддержать развитие другой стороны, использовав ситуацию как возможность для совместного роста.

P.S. Если вам интересна тема, пишите автору блога. Ежемесячно проходят встречи и практикумы для друзей, чтобы изучать, исследовать и практиковать вышенаписанное (и это только малая часть того, о чем говорим).

Отношения важно «проветривать»

Если в рюкзаке лежит бутерброд*, и люди рядом подозревают о его существовании по такому субъективному признаку, как запах, что делать? Скрыть нельзя. Сделать вид, что в рюкзаке за спиной ничего нет, — нелепо. Притвориться, что это не твой рюкзак, — смешно. Решить не нюхать самому, не заметить ничего и перевести разговор на другую тему — не поможет. Запах останется и распространится еще больше. Единственный путь, который остается — это признать, что в рюкзаке таки что-то есть, и чем быстрее заглянуть туда и что-то сделать с бутербродом, тем будет лучше для всех.

Весенние тюльпаны
Запах весенних тюльпанов — прекрасный

Очень часто в отношениях друг с другом бывают разные «запахи». В воздухе. Вот просто представьте другого человека, с кем вы живете, дружите или работаете, и почувствуйте: что в воздухе? Какие запахи? Иногда — это морской свежий бриз или весенние тюльпаны, когда дышится легко и радостно, а иногда — бывает даже и «вонь». Это не хорошо и не плохо. Просто такое бывает, что-то залежалось без проветривания; и чем раньше с этим «дурным запахом» что-то сделать, тем будет лучше для всех.

Вообще, когда в отношениях с людьми я что-то начинаю чувствовать — совсем на ранних этапах, на совершенно тонком и субъективном уровне, я стараюсь прояснить это с другой стороной (не всегда, конечно, хочется и есть на это силы, потому что отношения — это ежедневная и кропотливая работа, требующая душевных, эмоциональных и интеллектуальных усилий).

Последнее время некоторые мои друзья уже откровенно считают меня ненормальной, потому что я поднимаю вопросы или свои чувства, которые в консенсусе — не видны. На поверхности — все нормально и даже отлично. Бутерброда в рюкзаке нет! Но я-то знаю, что есть. Знаю, потому что чувствую, кто бы ни упрекал, что чувства — не адекватны и нереальны. Мое мнение другое: чувства первичны, они порождают реальность. Мысль порождает действие. Желание порождает следующий шаг. Сны порождают материальный мир. Этому подтверждение можно найти в духовных практиках, а также и в законах современной физики. И делать вид, что все хорошо, когда есть нюансы (пусть я не до конца точно их называю, но ощущаю их присутствие), я не буду. Это мой принцип. Не буду не потому, что хочу кого-то обидеть, ранить, расстроить и так далее, а именно ради отношений. Чтобы их сохранить, самый быстрый путь — «открыть рюкзак», пройти вопросы на той стадии, пока они еще крохотные, легко улавливаемые, но уже осязаемые. Тогда можно не только прояснить многое (проветрить и очистить воздух), но лучше понять друг друга и укрепить отношения.

Многие думают иначе. И я уважаю другое мнение, но только хочу откровенно признаться прежде всего себе, что дружить и сотрудничать могу только с теми людьми, кто готов работать над отношениями, кто хочет «проветривать» общую комнату, в которой будет легко и радостно что-то вместе строить, делать, беседовать, радоваться, организовывать, развивать, творить. Зная, что для этого требуется немало усилий с одной и с другой стороны, я заранее хочу поблагодарить всех своих друзей и родных и коллег за готовность работать над отношениями. Это многого стоит!

* эту метафору я услышала несколько лет тому назад от своего учителя, Макса Шупбаха, основателя международного лидерского Института Глубинной Демократии.